Глава 9 - «Молодая гвардия»

Глава 9


Начинался новый каторжный денек.

Аппель прошел, как обычно, а когда он завершился, Пауль продолжал держать нас в строю, ждя, не появится ли Адольф за пополнением для штрафной команды.

Я стоял ни Глава 9 - «Молодая гвардия» живой ни мертв. Кружилась голова. Той минутки, когда меня заберут в штрафную, ожидал с страхом. А здесь еще ноги распухли так, что гольцшуги стали тесноваты и больно врезались в распухшие ступни. Я Глава 9 - «Молодая гвардия» боялся, что вообщем не дойду до места работы. В глубине души теплилась крошечная надежда, что авось как-нибудь обойдется... Как досадно бы это не звучало. К нашему блоку уже бежал за пополнением Адольф Глава 9 - «Молодая гвардия». Еще издалече он кликнул блоковому:

— Пауль? Двенадцать гефтлингов!

Плюгавый Вацек начал отбирать пополнение для штрафной команды. Так как на моей куртке были нашиты мишени штрафника, в число обреченных попал и я.

Адольф погнал нас Глава 9 - «Молодая гвардия» на центральный аппельплац, где уже стояли выстроенные арбайтскоманды. Увидя, что я с трудом переставляю ноги, он взялся подбодрить меня резиновой дубинкой:

— Не вздумай свалиться — шкуру сдеру! До ворот не смей Глава 9 - «Молодая гвардия», а там падай сколько влезет!

Дело в том, что каждой арбайтскоманде полагалось выходить на работу в том количественном составе, который заблаговременно определялся администрацией лагеря. Количество работающих в арбайтскомандах было неизменным. Если кто Глава 9 - «Молодая гвардия»-нибудь из узников падал от изнурения еще до того, как команда выходила за ворота, ее возвращали вспять, пополняли и опять вели. Упавшего добивали как злобного симулянта, а труп относили в тотенблок Глава 9 - «Молодая гвардия». За задержку рапортфюрер сердито спрашивал с капо. Для их главное, чтоб прошли через ворота! Конвою же совсем индифферентно, за кого отвечать — за живых либо за мертвых. Только бы цифра сошлась.

Час спустя мы Глава 9 - «Молодая гвардия» уже прибыли на место работы. Я стоял в той же канаве, заполненной болотной жижей. Работал из последних сил. Меня лупили, но я не чувствовал боли, не стонал, не рыдал, как будто был Глава 9 - «Молодая гвардия» под наркозом. Молчком кусал губки, молчком глотал жгучие слезы! Вопреки всему я дожил до обеда. В обед испил четверть литра баланды и, совсем разбитый, лег на землю. Не успел закрыть глаза, как Глава 9 - «Молодая гвардия» перед моим взглядом встали детские годы, родное село Селезневка, где я родился.

...Мне 5 лет. Зимнее утро. Бабушкина хата заткана полумраком. В печи гудит пламя, стонет и завывает в трубе. Вот-вот вспыхнут Глава 9 - «Молодая гвардия» и растают на окнах расписанные морозом диковинные узоры. По полу ковыляет в багряном отсвете печи красноватый теленочек. Он только ночкой появился на свет, и его принесли на рядне в хату, чтоб обогреть. Мелко дрожит Глава 9 - «Молодая гвардия» бедняжка — в хате еще холодно. Я зачарованно гляжу то на него, то на бабушку. Нежная ухмылка трогает уголки ее губ и глаз с сетью морщинок, и кажется, что сама ухмылка испускает Глава 9 - «Молодая гвардия» тепло.

— Летом буду пасти его,— говорю я бабушке.

— Как же, обязательно будешь пасти,— и она лаского гладит мою голову.

...Погожее сентябрьское утро. Я гордо шествую по улице села. За плечами Глава 9 - «Молодая гвардия» у меня реальный рюкзак, набитый книжками и тетрадями, в руках большой букет цветов. Я иду в школу. А на душе и отрадно, и жутко.

В классе много цветов — на окнах, на столе учительницы, на Глава 9 - «Молодая гвардия» шкафу, на партах. Класс умопомрачительно припоминает контрастную цветастую клумбу, из которой выглядывают детские головы. «Дети, — обращается к нам учительница.— Я буду вас учить. Зовут меня Валентина Петровна...» Я подымаю глаза. Только Глава 9 - «Молодая гвардия» сейчас замечаю, что волосы у нашей учительницы светлые, волнистые. А глас нежный, певучий... Кое-чем она похожа на мою маму, тоже учительницу...

— Антретен!*

Раздались ненавистные удары о рельсу, и все сходу испарилось Глава 9 - «Молодая гвардия»...

Тут Освенцим, фернихтунгслагер!.. Открываю глаза, вижу капо, эсэсовцев... Охото волком вопить...

*Стройся! (нем.).


Решил не вставать. Пускай убивают на месте. Лучше умереть, чем так страдать. Но когда уже должна была прозвучать команда «приступить Глава 9 - «Молодая гвардия» к работе», на байке примчался эсэсовский офицер и что-то передал начальнику нашего конвоя. Нас здесь же выстроили, перечли и повели в лагерь. Для чего? Никто не знал, да нас это и не Глава 9 - «Молодая гвардия» заинтересовывало. Радовались, что сейчас так нежданно-негаданно прервалась кошмарная каторга.

На дорогу, ведомую в лагерь, стекаются и другие освенцимские арбайтскоманды. Как будто на лыжах, идут обессиленные, изможденные арестанты, практически не отрывая ног Глава 9 - «Молодая гвардия» от земли. Тыщи древесных колодок вздымают тучи пыли. Если глядеть издалека, воспоминание такое, как будто эта пыль ползет рядом с колоннами. Люди бредут в ней, как в тумане.

Стук тыщ Глава 9 - «Молодая гвардия» и тыщ древесных колодок на освенцимском шоссе припоминает хруст черепов и костей, перемалываемых в циклопических жерновах. Идут смертники. Куда они идут? Их ведет какая-то неизвестная сила, более могучая, чем инстинкт самосохранения. Эта сила Глава 9 - «Молодая гвардия» — ненависть.

И опять врата ада.

— Мютцен ап!— гаркнул громовым голосом Фриц.

Одним движением срываем шапки долой. Означает, поблизости какое-то огромное начальство.

Лагерфюрера Рудольфа Гесса я увидел в первый раз, хотя Глава 9 - «Молодая гвардия» слыхал о нем много. Наружностью и фигурой он напомнил мне коменданта Мысловицкого лагеря полковника эсэс-войск штандартенфюрера фон Боденшатца. Но, как говорится, далековато короткому до зайца. По сопоставлению с Гессом Глава 9 - «Молодая гвардия» «папаша» Боденшатц смотрелся мальчиком. Гесс весил более двухсотен кг. Сроду не приходилось мне созидать такое убоище! Ошарашивало огромнейшее бочкообразное брюхо. Уродливыми мешками свисал тройной подбородок. В узких глубочайших щелях суетливо бегали крохотные Глава 9 - «Молодая гвардия» глазки железного цвета. Его неправдоподобно круглая физиономия и толстенная шейка лоснились жиром. На голове пылала, как огнь, ярко-красная щетина. Арестанты смотрели на него с омерзением, со ужасом, с ненавистью — безразличных не Глава 9 - «Молодая гвардия» было.

Пожалуй, никто на свете не имел столько прозвищ и кличек, сколько их было у Рудольфа Гесса. Как не называли его арестанты: Свиноматкой, Кабанищем, Гиппопотамом, Слоном, Питоном, Цистерной, Бочкой, Цеппелином, Паровозом, Мешком с салом... А Глава 9 - «Молодая гвардия» узники-немцы гласили кратко: гроссшвайне*. Другие прозвища охарактеризовывали его внутреннее содержание: обер-вешатель, генерал погибели, директор морга, шкурожер, трупожер, душегуб, каннибал, архангел погибели. Это был непревзойденный палач. Он с Глава 9 - «Молодая гвардия» ревностью делал обязанности, возложенные на него самим рейхсфюрером Гиммлером, обязанности обер-ката.

*Большая свинья (нем.).


Обширно расставив свои слоновьи ножищи и похлестывая по блестящему голенищу арапником, лагерфюрер смотрел за движением арбайтскоманд, за их перестроением на Глава 9 - «Молодая гвардия» аппельплаце. Около него с раскрытыми красноватыми пастями посиживают две овчарки величиною с хороших подтелков. Гесс обрисовывает арапником полукруг в воздухе, позже что-то гласит своим офицерам, смеется. Те угодливо Глава 9 - «Молодая гвардия» поддакивают, кивая головами, и хохочут. Так и прет из этого палача упоение властью над тыщами на физическом уровне раздавленных людей!

Лагерфюрер восхищен бравурной музыкой, которую по его приказу играет оркестр. Забавно апостолу погибели! Забавно и Глава 9 - «Молодая гвардия» его приближенным, палачам более маленького калибра.

Слева от брусчатки, разделявшей лагерь, растянулся в длину плац. Тут на фоне горящего крематория возвышается ряд виселиц. И перед этой сатанинской декорацией стоит кровавый гиммлеровский приспешник Глава 9 - «Молодая гвардия» Рудольф Гесс. Он щурит и без того узенькие глазки и улыбается. Потом, как будто капельмейстер большого оркестра, рубит рукою воздух. Обрываются звуки музыки. По команде несколько тыщ заключенных поворачиваются лицом к лагерфюреру Глава 9 - «Молодая гвардия». Он брезгливо морщится, нерасторопно закуривает сигару, молчком обводит взором тысячные толпы узников, вроде бы отыскивая посреди их знакомых, потом гласит, обращаясь к нам:

— Прошу прощения, что оторвал вас от работы. Происшествия Глава 9 - «Молодая гвардия» вынуждают. Вы все отлично осознаете: в мире, в каком мы живем, право на стороне сильного, того, кто держит в руках клинок. Вы понимаете также, что сюда вас привезли не на курорт Глава 9 - «Молодая гвардия», а работать…

Я человек военный,— продолжает Гесс.— И клянусь богом, я не остановлюсь ни перед чем, а наведу в лагере металлический порядок! Сейчас один негодяй сделал попытку удрать. Я не раз предупреждал: из лагеря Глава 9 - «Молодая гвардия» можно убежать исключительно в гиммелькоманду. На данный момент этого саботажника мы подвесим на трапеции,— лагерфюрер показал рукою на виселицы.— А чтоб другим было неповадно, повесим всех 30 гефтлингов команды, где он работал.

Наступила Глава 9 - «Молодая гвардия» тягучая тишь. Слышно было, как запирают ворота, как переговариваются эсэсовцы, как перекликаются на вышках часовые.

Гауптштурмфюрер докладывает рапортфюреру, что количество вернувшихся в лагерь гефтлингов сошлось с цифрой в журнальчике, а этот уже Глава 9 - «Молодая гвардия» — самому Гессу. Рапортфюрер и Гесс всегда неразлучны, как гром и молния. Оба занимают наивысшее положение посреди освенцимских эсэсовцев, оба — вершители всех адских дел. Рапортфюрер — худенький и длиннющий, как столб Глава 9 - «Молодая гвардия», с белоснежными прилизанными волосами и очами, как у зайчика. Он улыбается Гессу одними только губками, тонкими и узенькими, как будто прорезанными осокой.

— Гут, аллес ин орднунг!— произнес Гесс и отдал приказ привести осужденных Глава 9 - «Молодая гвардия».

Тем временем эсэсовцы принесли и поставили на землю несколько многокалиберных пулеметов, нацелив их прямо на нас. У, пулеметов положили железные коробки с лентами. Угрожающе щелкнули затворы. Пулеметчики легли прямо на травку и изготовились к Глава 9 - «Молодая гвардия» стрельбе.

Скоро с вахты привели 30 узников.

Руки у их были заломлены за спины и связаны проволокой. Их вели коридором, образовавшимся из автоматчиков, выстроившихся в две шеренги. С виселиц наготове свисали Глава 9 - «Молодая гвардия» петли. Под ними стояли табуретки.

Обреченные на погибель были русскими гражданами, политическими арестантами. Об этом свидетельствовали красноватые винкели и буковка R*.

*Буковка R означала «Russland»— страну, гражданами которой были эти арестанты.


Они Глава 9 - «Молодая гвардия» полностью обладали собой и держались с необычным спокойствием и твердостью. Глаза каждого горели ненавистью. Приблизившись к виселицам, они что-то произнесли друг дружке кратко и тихо, как будто обменялись паролем, и решительно встали на Глава 9 - «Молодая гвардия» табуретки. В их очах не было того ужаса, который всегда появляется под прохладным дыханием погибели. Это были люди, прошедшие все тесты, и даже в последние свои минутки они демонстрировали пример большой Глава 9 - «Молодая гвардия» стойкости и духовной силы, заражая и нас своим мужеством.

Колонны застыли. В наизловещей тиши, казалось, ясно слышалось исступленное биение тыщ сердец. И вдруг тишь разверзлась возгласами:

— Отомстите за нас!

— Помните о нас Глава 9 - «Молодая гвардия»!

— Погибель фашизму!

— Прощай, Родина!

— Проклятье палачам!

— Расплата придет, гады!

Казалось, в эту предсмертную минутку, любой из тех, кого на данный момент будут вешать, торопился бросить живым свое священное слово. Казалось, они обращаются к Глава 9 - «Молодая гвардия» нам от имени миллионов задушенных, убитых, расстрелянных, казненных, сожженных, от имени всех жертв фашизма. Никогда не запамятовать этого хватающего за душу клика людей, которые не дошли до победы.

Глотая слезы, я Глава 9 - «Молодая гвардия» даю для себя клятву до последнего дыхания мстить фашистам.

За многомесячные скитания по фашистским кутузкам и концлагерям мне не раз приходилось созидать, как гитлеровцы казнят людей. Я издавна увидел, что они делают Глава 9 - «Молодая гвардия» это серьезно, не торопясь, очевидно смакуя сам процесс экзекуции. Но сейчас эсэсовцы заторопились; вышло неожиданное: обреченные, разумеется заблаговременно сговорившись, вдруг запели «Вставай, страна большая...».

Мужественный, чеканный ритм суровой мелодии ошарашил фашистов. Они Глава 9 - «Молодая гвардия» очевидно растерялись. Куда девалась спесь и напыщенность Гесса! В свиных его глазках метался испуг, они забегали по массе узников, по виселицам, под которыми стояли наготове смертники. В конце концов Гесс отыскал выход — он Глава 9 - «Молодая гвардия» махнул рукою музыкантам, и те нестройно, невпопад заиграли «Танго смерти». Мелодия дьявольского танго равномерно выравнивалась, набирала силу. Она разрывала сердечко, подавляла безнадежностью, трагизмом. А тыщи узников стояли насупленные, нахмуренные, как Глава 9 - «Молодая гвардия» грозовая ночь. Стиснутые зубы. Сжатые кулаки. Арестанты стояли под дулами пулеметов, грозные, бесстрашные, закаменевшие. Стояли, как живы памятники на кладбище залитой кровью Европы. У многих из нас были слезы в очах, а потрескавшиеся от Глава 9 - «Молодая гвардия» жажды уста шептали: «Вставай, страна большая, вставай на смертный бой...»


По приказу лагерфюрера нас не пустили в бараки. Целую ночь мы простояли на ногах. Гесс мстил нам за минутки собственного ужаса Глава 9 - «Молодая гвардия» и растерянности...

Поддерживая друг дружку, мы стояли около собственного карантинного блока. Пауль предупредил, что каждый, кто попробует сесть либо лечь, пусть заблаговременно прощается с жизнью. А Бандит не кидал слов на ветер Глава 9 - «Молодая гвардия».

Как болят ноги! Как ноет и просит отдыха искалеченное тело! Я уже не думаю о еде — венцом желаний становятся нары.

А время взяло и тормознуло. Сзади меня кто-то шепчет жарко, как Глава 9 - «Молодая гвардия» молитву: «Держись, Вася, держись, Васек, выдержим — неуж-то ж не выдержим?»

Равномерно все вокруг заволакивалось сумраком. И тишь стоит такая, что хоть мак сей! Но вот из Биркенау донесся тревожный крик паровоза Глава 9 - «Молодая гвардия» — прибыло пополнение. Освенцим, этот ненасытный молох, просит новых жертв. Гудок болью отозвался в наших сердцах. А над лагерем уже распростерла свои плотоядные крылья освенцимская ночь.


Глава 10


Ночкой погибли в строю Глава 9 - «Молодая гвардия» пятнадцать узников нашего блока. Перед утренним аппелем по приказу Плюгавого трупы отнесли в туалетную и заштабелировали меж ящиком с хлоркой и бочкой с водой. И я помогал нести 1-го, хотя, правду говоря, меня самого впору Глава 9 - «Молодая гвардия» было уложить вкупе с погибшими.

Утренний аппель прошел без обыденных эксцессов, что нас очень изумило. У Ауфмайера было хорошее настроение. Как оказывается, сейчас у него денек рождения. Блоковый Пауль, плюгавый Глава 9 - «Молодая гвардия» Вацек и все проминенты льстиво поздравили именинника и вручили ему ценный подарок, но что конкретно — никто из рядовых гефтлингов не знал: делалось это, естественно, не перед строем.

По случаю собственных именин Ауфмайер разрешил проминентам Глава 9 - «Молодая гвардия» до обеда спать в блоке. Всем иным арестантам повелел оставаться на площадке до ночи. Аппель-плац блока 2-А был размечен флагами. Выходить за линию флагов строго воспрещалось. Необходимо сказать, что арестантам Глава 9 - «Молодая гвардия» карантинного блока вообщем воспрещалось ходить по лагерю без специального на то разрешения.

Как Ауфмайер и его подручные ушли, мы сразу попадали на брусчатку и, прижавшись один к другому, уснули. Как отлично, что Глава 9 - «Молодая гвардия» сейчас воскресенье и на работу не погонят. Эсэсовцы свято соблюдали празднички и выходные деньки. По воскресеньям они сами отдыхали, гуляли, забавлялись со своими красотками либо же пьянствовали. Потому арбайтс-команды оставались в Глава 9 - «Молодая гвардия» лагере. Лагерным придуркам вменялось использовать это время для «спорта», что означало истязание заключенных. Да и придурки были не прочь отдохнуть, раз отдыхают эсэсовцы, и в такие деньки контроль ослаблялся. Время от Глава 9 - «Молодая гвардия» времени удавалось посидеть либо полежать на земле перед блоком.

Перед обедом нас выстроили. Появился Ауфмайер. Он был опьянен и длительно что-то молол о собственной доброте, человечности, порядочности и иных великодушных чертах Глава 9 - «Молодая гвардия».

— Наша цель — перевоспитать вас,— разглагольствовал блокфюрер.— Я не сомневаюсь, что каждый арестант нашего лагеря, честно работая на благо Германии, понимает свои ошибки и станет всеполноценным человеком. Не тот умен, кто никогда не ошибается. Умен Глава 9 - «Молодая гвардия» тот, кто сможет поправить содеянное. Я сам некогда был арестантом, а видите — стал человеком, и мне близка судьба каждого из вас!

Длительно еще плел он всякий вздор о честности Глава 9 - «Молодая гвардия», о дисциплине, о фюрере, который как будто денек и ночь печется о нас. В конце концов, порядком утомившись, Ауфмайер расхлябанной походкой ушел с Паулем в блок, перед этим милостиво разрешив «кому нужно» сходить в туалетную Глава 9 - «Молодая гвардия». Но мы не спешили пользоваться этим приглашением, отлично зная, что недремлющие холуи блокового одномоментно отобьют печенку, если увидят, как ты «без дела» слоняешься по штубе.

Но как на грех меня Глава 9 - «Молодая гвардия» невыносимо истязала жажда. Решил пойти в блок и раздобыть хотя бы глоток воды. Чтоб попасть в туалетную, необходимо было пройти оба шлафзала нижнего этажа. По опыту я уже знал, что идеальнее Глава 9 - «Молодая гвардия» всего затеряться посреди узников и не попадаться на глаза начальству, но так невыносимо хотелось пить, что я решил рискнуть. Сбросив гольцшуги, в каких я уже не мог и шагу сделать, и держа Глава 9 - «Молодая гвардия» их в руках, я пошел в блок.

Благополучно миновав коридор и оба шлафзала, я вошел в туалетную. Но как досадно бы это не звучало: с целью экономии воды все краны были перекрыты. Правда Глава 9 - «Молодая гвардия», в бочке имелась вода, но отравленная хлоркой. Меж ящиком с хлоркой и бочкой с водой лежали четыре трупа. Это были те, что погибли деньком, потому что жертвы ночные сразу после аппеля отвезли Глава 9 - «Молодая гвардия» в крематорий. Лицезрев трупы, я внутренне содрогнулся и изловил себя на том, что никак не могу привыкнуть тихо глядеть на мертвых.

Я решил вернуться на аппельплац и — нужно же такому случиться!— в Глава 9 - «Молодая гвардия» узеньком проходе меж нар натолкнулся на Ауфмайера и блокового Пауля. Это вышло настолько внезапно, что я застыл как вкопанный, не зная, что сделать.

Ауфмайер был опьянен и еле держался на ногах; его Глава 9 - «Молодая гвардия» поддерживал настолько же опьяненный Пауль. Зацепившись плечом за угол нар, блокфюрер пошатнулся, его большущая офицерская фуражка слетела с головы и покатилась под нары. Бессознательно бросаюсь к нему со словами «разрешите посодействовать, герр блокфюрер Глава 9 - «Молодая гвардия»», и, не дожидаясь ответа, с холуйским рвением падаю на четвереньки и лезу под нары. Тут я увидел необыкновенную картину: по полу катился, сверкая драгоценными камнями, обруч. Я был много изумлен, схватив этот Глава 9 - «Молодая гвардия» обруч — диадему, причудливо выплетенную из золотой проволоки, на которую искуснейшим образом было нанизано огромное количество камешков, сверкавших и переливавшихся всеми цветами радуги. Ауфмайер, забыв об арийском гоноре, здесь же, в Глава 9 - «Молодая гвардия» собственном новом, с иголочки, парадном мундире, стал на четвереньки и полез под нары; такое редко узреешь! Тут же, под нарами, я и вручил ему его фуражку и диадему, которую он одномоментно упрятал в фуражку. По Глава 9 - «Молодая гвардия»-видимому, он не на шуточку разволновался. Лицо его покрылось испариной, а вид был совсем рассеянный. Забыв о всякой субординации, о собственном офицерстве и эсэсовских правилах воззвания с арестантами, он Глава 9 - «Молодая гвардия» схватил меня за руки и пробормотал слова благодарности.

— Это приличный гефтлинг, хотя и штрафник. На работу его не посылать, подкармливать и не трогать. Сообразил?

— Яволь, герр блокфюрер!— ответил заместо Бандита показавшийся как Глава 9 - «Молодая гвардия» будто из-под земли Плюгавый.— Будет изготовлено, герр блокфюрер!— снова произнес он; блоковый Пауль не в состоянии был даже языком поворотить. И вроде бы подтверждая, что не забудет меня, прочитал вслух мой номер: «Хундертайнунддрайсигхундертайнундзехциг Глава 9 - «Молодая гвардия»».— Ступай,— произнес он мне и подтолкнул меня в спину, чтоб я убирался вон и своим присутствием не компрометировал приличной компании. На всякий случай я поблагодарил блокфюрера и ушел на площадку к Глава 9 - «Молодая гвардия» арестантам, ощущая непонятное смятение и размышляя над тем, какие же последствия будет иметь для меня это происшествие. Они просто-напросто убьют меня как ненадобного очевидца! И почему мне так не везет! Не успею выпутаться Глава 9 - «Молодая гвардия» из одной неудачи, как здесь же попадаю в другую! Помощи ожидать неоткуда. Вдруг я вспомнил того полтавчанина, что отдал мне хлеба. Я запомнил номер — 125332 и стал его находить, как Глава 9 - «Молодая гвардия» будто он мог посодействовать моему горю. Но напрасно отыскать посреди 2-ух тыщ шестизначных номеров единственный подходящий для тебя. Длительно и безрезультативно слонялся я в массе, приглядываясь к нашитым на куртках номерам, не способен избавиться от Глава 9 - «Молодая гвардия» гнетущего чувства волнения...

Прогудела сирена на обед. Мы стремительно построились. Привезли кессели с пищей, началась раздача баланды. Из плотной квадратной колонны узников выходили пятерками. Они подходили к кесселям и, получив Глава 9 - «Молодая гвардия» свою порцию, переходили на другую сторону аппельплаца. За порядком зорко наблюдали 10-ка два проминентов с увесистыми палками в руках. Вне очереди получали баланду лойферы,* пипли и остальные ублюдки. Мы только слюну глотали Глава 9 - «Молодая гвардия», смотря, как они несут в блок красноватые двухлитровые эмалированные миски, заполненные баландой, не таковой, какую давали нам, а густой, с кружальцами брюквы. Проминенты высших рангов поправлялись из эсэсовской кухни. Все остальные арестанты Глава 9 - «Молодая гвардия» получали собственный «зупе», как я уже писал, в собственные шапки. Его наливали нам проминенты. Одним из их был Янкельшмок. На руке у него имелась повязка ассистента штубендиста № 1, другими словами ассистента штубового. Янкельшмоком Глава 9 - «Молодая гвардия» его называли проминенты в глаза, а мы — заглазно. Разумеется, истинное его имя было Янкель. Даже собственной наружностью Янкель отличался от общей массы узников. Он был высочайший, крепкого сложения, сильный, как кабан, с рыжеватыми, чуть Глава 9 - «Молодая гвардия» ли не красноватыми волосами и мутно-желтыми, навыкате очами. Большенные уши торчали, как лопухи, придавая ему сходство с летучей мышью. Был он очень энергичный и егозливый. В один прекрасный момент Глава 9 - «Молодая гвардия» принудил нас получать утренний кофе и обеденную баланду в гольцшуги. Эсэсовцы, пораженные изобретательностью собственного холуя, потешались.

*Курьеры.


Дорожа должностью проминента, Янкель верой и правдой служил своим обладателям. Арестанты страшились и терпеть Глава 9 - «Молодая гвардия» не могли его. Евреи обходили десятой дорогой и за баландой шли к другим раздатчикам, очень уж жесток был их единокровный брат и свирепо не мог терпеть собственных. Феномен, но Янкель был образованным Глава 9 - «Молодая гвардия» человеком, свободно обладал несколькими европейскими языками и, кроме остального, делал обязанности переводчика блокфюрера.

Ведали, что в один прекрасный момент Янкеля в числе «передовых» гефтлингов повели в освенцимский общественный дом... Там он оказался наедине с Глава 9 - «Молодая гвардия» родной сестрой. Женщина лишилась сознания. Янкель привел ее в чувство при помощи тумаков и пинков и, хладнокровный, возвратился в лагерь.

Время от времени Пауль утехи ради спрашивал у собственного холуя:

— Ну-ка Глава 9 - «Молодая гвардия», Янкельшмок, расскажи, как ты забавлялся со собственной сестрой Саррой?

Такой был ассистент штубового, он же переводчик и раздатчик баланды Янкель.

Получив свою порцию, я одним духом проглотил баланду и ощутил еще Глава 9 - «Молодая гвардия» больший голод. Прямо в очах потемнело. Как загипнотизированный, смотрел я на кессели. Чтоб не страдать напрасно, лег на землю и закрыл глаза. Над площадкой стоял гул черпаков. Вобщем, он скоро закончился: завершилась трапеза, которую Глава 9 - «Молодая гвардия» с таким нетерпением и муками ждали арестанты. Вдруг слышу — Плюгавый вызывает мой номер. Весь пронизываемый неуемной дрожью, подхожу к писарю.

— Возьми этот кессель,— произнес Вацек.— Помоешь. Да прендко, холера Глава 9 - «Молодая гвардия» ясна!

Я заглянул в кессель и обомлел: на деньке было хороших два литра густой баланды. С чувством несусветной радости и ужаса хватаю кессель и бегу с ним в туалетную. Меня провожают завистные взоры сотен Глава 9 - «Молодая гвардия» голодных узников.

В туалетной в это время шел дележ меж маленькими холуями. Они разделяли свою добычу — полкесселя баланды — и здесь же около трупов пожирали ее, С независящим видом я прошел мимо Глава 9 - «Молодая гвардия» их к окну, вылил баланду в пустую миску. Целых два литра! Для меня это невиданное достояние, несравненно более ценное, чем то, которое я сейчас держал в руках.

Неописуемым усилием воли сдерживаю Глава 9 - «Молодая гвардия» себя, не набрасываюсь сходу на пищу, как обычно делают все доходяги, а ставлю миску с баландой на окно и принимаюсь мыть кессель, пока в кране есть вода.

Холуи ушли. Я остался один. Мою собственный Глава 9 - «Молодая гвардия» кессель и то и дело посматриваю на миску с баландой. Внезапно ощутил, что за мной кто-то следит. Поворачиваю голову и вижу старенького бородатого еврея, который посиживает на унитазе и Глава 9 - «Молодая гвардия» крючится от боли. Видно, бедолага мучился дизентерией и к тому же обязан был скрывать свою болезнь. Захворать чем-либо схожим было равносильно погибели. Нездоровых убивали или заживо высылали в крематорий, считая таковой метод борьбы Глава 9 - «Молодая гвардия» с заразой самым действенным.

Взор старика был прикован к моей миске; огромные черные глаза заволокло таковой печалью, таковой тоской, что мне стало не по для себя. Он что-то бурчал Глава 9 - «Молодая гвардия» про себя, временами произнося вслух обрывочные фразы на родном языке. Я был молод и мог на что-то возлагать... А на что мог возлагать этот старенькый, злосчастный, нездоровой еврей? Нередко бывало так: когда Глава 9 - «Молодая гвардия» мне казалось, что я совершенно огрубел и загрубел, привык к своим и к чужим страданиям, что мне на всех наплевать, только бы выжить самому, я начинал свирепо непереносить себя. «Шкура, ничтожный подонок Глава 9 - «Молодая гвардия»!» — говорил я сам для себя... И сейчас перед этим нездоровым стариком я ощущал угрызения совести.

Он весь дрожал, почерневшие губки беззвучно шевелились. Глаза смотрели на меня с таковой мольбой, что решение созрело моментально Глава 9 - «Молодая гвардия». Беру миску и протягиваю старику. Из его глаз выкатываются две малеханьких слезинки, он ловит мои руки, пытаясь их поцеловать.

Я вырываюсь от него, поворачиваюсь лицом к окну и молчком глотаю слезы Глава 9 - «Молодая гвардия». Слышу, как старик скупо хлебает мою баланду. Не прошло и минутки, как он все съел и поставил на окно пустую миску, позже охнул и схватился руками за животик....

Тем временем в туалетную в одних Глава 9 - «Молодая гвардия» трусах вошел блоковый предводитель Пауль в сопровождении Янкельшмока.

Вид Пауля внушал кошмар.

Он удивленно уставился на старика, корчившегося на унитазе.

— Что ты тут делаешь, паскуда?— прохрипел Пауль.

Старик задрожал так, что Глава 9 - «Молодая гвардия» было слышно, как стучат зубы.

— ...Я... простите... я... ничего, пан начальник, я... — пролепетал старик в ужасе.— Чуток прихворнул...

— А ты что, порядка не знаешь? Почему не обратился в ревир?*

*Лагерный госпиталь Глава 9 - «Молодая гвардия».


Пауль отлично знал, что обратиться в ревир означало себе подписать смертный приговор.

Старик так растерялся, что даже запамятовал подняться и подтянуть брюки. Его безжизненно бледное лицо покрылось капельками пота. Губки дрожали, а он Глава 9 - «Молодая гвардия» еще пробовал изобразить на собственном лице подобие ухмылки.

— Простите, герр блокельтестер... я на данный момент исчезну. Я ж ничего, я не знал... Я здоров, это только так...

Янкель, презрительно искривив свои толстые губки Глава 9 - «Молодая гвардия», смотрел на старика, как на вредное насекомое, которое немедля необходимо раздавить.

Молча, Янкель схватил бедолагу за шиворот и потащил к ящику с хлоркой. Старик что-то лопотал, пытаясь поцеловать руку Янкелю Глава 9 - «Молодая гвардия».

— Глотай, падло!— И показал на хлорную известь.

Еврей послушливо набрал полный рот хлорки и стал ее жевать.

— А сейчас пошли, прополощешь рот,— произнес Янкельшмок и погрузил голову старика в бочку Глава 9 - «Молодая гвардия» с водой. Тот, видимо, сразу захлебнулся и начал пускать пузыри. Янкель на мгновение вынул свою жертву и заорал:

— Пауль! Да у него золотые зубы. А ну, падло, открой свою плевательницу пошире, пускай Глава 9 - «Молодая гвардия» пан предводитель увидит,— деловито произнес холуй.— Да там и пломбы. Э нет, так не пойдет. Это нужно проверить.

— Принеси щипцы!— повелел Пауль. Еврей свалился на колени и начал умолять старосту сжалиться над Глава 9 - «Молодая гвардия» ним.

— Ну для чего для тебя зубы, дурень?— утешал его Янкель.— Все равно есть нечего.

Горемычный, чувствуя приближение смертного часа, поднял отчаянный вопль. Янкель схватил его за ноги ниже колен, поднял и Глава 9 - «Молодая гвардия» опустил головой в бочку. Некое время слышалось бульканье, потом и оно закончилось.

— А ты чего тут торчишь?— Предводитель только сейчас увидел меня.— Марш отсюда!

Я пулей вылетел из туалетной и через минутку уже лежал на Глава 9 - «Молодая гвардия» аппельплаце посреди других узников. Меня трясла лихорадка...

Перед вечерним аппелем Пауль отдал приказ нам строиться «на медосмотр». Эта операция сводилась к тому, что Янкель, Плюгавый и еще три холуя перегоняли пятерки узников Глава 9 - «Молодая гвардия» с одной стороны площадки на другую. При всем этом они пристально заглядывали в рот каждому. В итоге «медосмотра» было найдено 6 «золотых гефтлингов»... Эти недосмотры эсэсовского контроля наверстывали Пауль и его подручные Глава 9 - «Молодая гвардия». Обнаруженное золото становилось добычей старосты блока.

Шестерых узников повели на «собеседование» в туалетную комнату. Скоро пятеро из их возвратились с окровавленными ртами, а 6-ой навечно распрощался с жизнью...


Глава 11


Не верилось, что Глава 9 - «Молодая гвардия» пошел только 4-ый денек моего пребывания в Освенциме. Сколько горя и мук пришлось испытать за этот период времени! В моем слабеньком, измученном теле потухали последние силы. А дохнуть так не хотелось Глава 9 - «Молодая гвардия»!

Я лежал на площадке перед блоком. Вокруг меня вповалку лежали иссохшие, опухшие от голода люди с погасшими очами. Лежали молчком, бездвижно, стараясь не двигаться, чтоб дольше сохранить ничтожные остатки сил.

Смотря Глава 9 - «Молодая гвардия» на этих мучеников, которых ожидает неизбежный конец в крематории, я знал, что любой из их, как и я сам, на что-то уповает, ожидает чуда. По другому почему не кончить со всем Глава 9 - «Молодая гвардия» этим сходу?

С 2-ух сторон наша площадка была ограничена каменными стенками двухэтажных блоков — нашего и примыкающего — 4-ого. С третьей раскрывалась панорама лагеря с видом крематория; четвертой стороной площадка упиралась в многорядные проволочные заграждения Глава 9 - «Молодая гвардия», над которыми высилась вышка часового. Его пулемет был нацелен прямо на нас.

Мой взор тормознул на вышке. Временами часовой пил из термоса и от нечего делать напевал скрипучим голосом песенку, всего в несколько Глава 9 - «Молодая гвардия» слов: «Эс, гейц аллес форибер, эс гейц аллес форбай, нах дем айн децембер комт иммер видер айн май», что означало: «Все проходит, все минует, а после каждого декабря безизбежно наступит май...»

Да, май Глава 9 - «Молодая гвардия» придет, будут весны, много весен, но для кого? Для убийц они будут цвести на земле? А наш пепел развеют по полям Германии?

Эсэсовец не стал петь. Облокотившись на пулемет и безмятежно Глава 9 - «Молодая гвардия» зевая, он некое время глазел на нас, очевидно томясь от скукотищи. Но вот он достал из портфеля полбатона, закрученого в газету. Газету разложил на перилах вышки и стал крошить хлеб Глава 9 - «Молодая гвардия» на маленькие куски, как крошат его голубям. За ним следили сотки пар глаз.

Нашу площадку отделяла от проволоки полоса; погибели. Она была шириной в четыре метра, проходила по всему периметру проволочного заграждения Глава 9 - «Молодая гвардия» и со стороны местности лагеря обозначалась белоснежной линией. Так на стадионах разграничивают одну от другой гаревые дорожки. На белоснежной полосы лагерной полосы погибели стояли белоснежные таблички с нарисованными на их чёрными черепами со Глава 9 - «Молодая гвардия» скрещенными костями, подобные тем, какие бывают на столбах высоковольтных линий. Если кто-нибудь из узников переступал полосу, по нему стреляли без предупреждения. Полоса погибели преграждала подступ к проволочным огораживаниям.

По-видимому, эсэсовец, потехи Глава 9 - «Молодая гвардия» ради решил проверить, как усвоили это правило арестанты карантинного блока. Вот он загреб пригоршнями раскрошенный на газете хлеб и, свесившись с вышки, сильным видном перебросил хлеб к нам на площадку. Бросок Глава 9 - «Молодая гвардия» он высчитал точно: часть попала на край площадки, а часть рассыпалась на наизловещей полосе. Несколько узников, которые были порезвее и среагировали ранее других, кинулись собирать крошки. 10-ка два других безумцев стремглав Глава 9 - «Молодая гвардия» кинулись прямо за ними. Появилась свалка. Запрещенная зона была нарушена. Это как раз и требовалось эсэсовцу. Тишину порвала резкая дробь пулемета. Просвистели трассирующие пули. Они видны были даже деньком и казались пламенными черточками, пронизывающими Глава 9 - «Молодая гвардия» жаркий воздух. Мгновение стршной тишины и прямо за этим — клики и стоны покалеченых. Еще одна очередь рассекла воздух, а позже громкий смех на вышке.

Из блока вышел заспанный Плюгавый. Он стремительно сообразил Глава 9 - «Молодая гвардия», что вышло. Презрительно поглядел на покалеченых, отползающих от полосы погибели, и произнес: «Наелись? Так вам, падлюкам, и надо». После чего оборотился лицом к эсэсовцу и, сделав «мютцен ап», попросил разрешения унести убитых Глава 9 - «Молодая гвардия» и покалеченых.

— Да, да, забирайте это дерьмо, чтобы не разило,— ответил эсэсовец.

Явились проминенты. Они тащили убитых в туалетную. В душу каждого из нас заползало беспросветное отчаяние.

И здесь вышло волшебство, которого никто Глава 9 - «Молодая гвардия» не ждал. Оно принудило нас на время запамятовать все страхи Освенцима, принудило вспомнить, что любой из нас — человек.

Было за полдень. Солнце палило нещадно. На жарком песке перед блоком Глава 9 - «Молодая гвардия» лежали кучи полумертвых, высохших от голода и жары узников. И вдруг из этой груды полуживых мертвецов, в нескольких шагах от меня поднялся парень и запел. Сильным, каким-то серебряным тенором.

Незапятнанный, размеренный глас Глава 9 - «Молодая гвардия», полный чарующей поэзии, выводил такую близкую и родную каждому русскому сердечку песню:


Вижу дивное приволье,

Вижу нивы и поля —

Это российское раздолье,

Это Родина моя...


Люди слушали, затаив дыхание. У многих по Глава 9 - «Молодая гвардия» щекам катились слезы. На данный момент все мы были далековато отсюда, на Родине. А волшебник растравлял сердца, растравлял души:


Вижу горы и равнины,

Вижу реки и моря —

Это российские картины,

Это Родина моя.


Парень Глава 9 - «Молодая гвардия» этот и его песня, казалось, пришли сюда из другой, навечно ушедшей жизни.

Мягенькая, мечтательная ухмылка то и дело скользила по лицу молодого певца.


Слышу пенье жаворонка,

Слышу трели соловья —

Это российская сторонка Глава 9 - «Молодая гвардия»,

Это Родина моя...


Бывает же так, природа вдруг расщедрится и одарит 1-го человека и красотой, и чарующим голосом, и хорошим сердечком.

Около меня лежал тяжко нездоровой, совсем обессиленный человек. С трудом Глава 9 - «Молодая гвардия» он приподнялся на локте и присел.

— Боже, какая душа у этого хлопца,— дрогнувшим голосом произнес старик.— Какая прекрасная душа! Спасибо, сынок! Сейчас уже и помирать можно.

— А вы не дохните, отец Глава 9 - «Молодая гвардия»,— мягеньким, бархатным голосом отозвался парень. И запел мою возлюбленную песню. Это был «Орленок» — песня моего поколения, гимн комсомольцев 30-х годов.

Я слушал ее, а в груди что-то ширилось и расплавлялось, к горлу Глава 9 - «Молодая гвардия» подкатывал жаркий ком. Ни ранее, ни после мне не приходилось созидать, чтоб песня могла такое сотворить с людьми! Распрямлялись согбенные спины, расправлялись плечи, глаза источали внутренний огнь, оживали грозные темные лица Глава 9 - «Молодая гвардия». Казалось, кинь в эту минутку боевой клич, все эти люди в едином порыве устремятся на колющуюся проволоку, на вышки, под пулеметный огнь и сметут все на собственном пути. Две тыщи сердец бились в Глава 9 - «Молодая гвардия» унисон, напряженно вслушиваясь в каждый звук, в каждое слово песни.


Орленок, орленок, мой верный товарищ,

Ты видишь, что я уцелел.

Лети на станицу, родимой расскажешь,

Как отпрыска вели на расстрел...


Я слушал певца Глава 9 - «Молодая гвардия» и задумывался, выяснит ли когда-нибудь моя мама, как расстреливали ее отпрыска, как увечили, глумились над ним? Неуж-то мне предначертано навеки остаться в перечнях «пропавших без вести»?..

А Глава 9 - «Молодая гвардия» волшебник все пел и пел. За «Орленком» последовала украинская «Черные брови, коричневые очи», за ней — белорусская, польская, чешская...

Я увидел, как к юноше подошел и тот человек, что отдал мне кусок хлеба и которого я Глава 9 - «Молодая гвардия» так напрасно пробовал разыскать в массе узников.

— Спасибо, друг. Ты подарил нам неподражаемые минутки человечности и красы.— Он прочно обнял парня и расцеловал.

— Давайте сядем, побеседуем,— преодолевая охватившее его смущение Глава 9 - «Молодая гвардия», произнес певец и обернулся. Около меня было незначительно свободнее, и парень погрузился рядом.

Около него сел и мой щедрый знакомый. Они разговорились. Гласил больше старый, а парень слушал его рассеянно, не сводя Глава 9 - «Молодая гвардия» глаз с моих рук. В конце концов он спросил:

— Что у тебя с руками?

— Следы допросов,— ответил я.

— Гестапо?

— Оно самое.

— В лагерях издавна?

— Четырнадцать месяцев...

— Ему нужно посодействовать. Юноша совершенно Глава 9 - «Молодая гвардия» свалился духом, — вмешался в разговор его старый собеседник.

— Чего-нибудть придумаем. Сначала необходимо отыскать доктора и лекарства. Ведь он сгнивает живьем. Как тебя зовут?

— Вадимом.

— А меня Жорой, Жорой,— приветливая ухмылка осветила его прекрасное Глава 9 - «Молодая гвардия» смуглое лицо. — Давай дружить. Согласен?

Мы прочно пожали друг дружке руки.

— Принимайте и меня в свою компанию. А зовут меня...— наш старший товарищ споткнулся. — Зовите меня дядей Ваней. — Он заговорщицки подмигнул нам и Глава 9 - «Молодая гвардия» усмехнулся.

Я додумался, что дядя Ваня прячет свое истинное имя. Разумеется, на это имелись суровые предпосылки. Я уже знал, что ни один подпольщик в лагере не назовет себя.

Я Глава 9 - «Молодая гвардия» был рад встрече. Просто не верилось, что в этом аду могут быть такие люди. Жора с первой же минутки вызывал к для себя бескрайнее доверие.

К нам подошел штубовый и, протянув Жоре ломоть Глава 9 - «Молодая гвардия» хлеба, произнес:

— Возьми от блокового. Ему очень понравилось твое пение. Захочешь есть — валяй ко мне, миска баланды и кусочек хлеба найдутся.

Жора обходительно поблагодарил, а когда штубовый ушел, произнес:

— Таковой же негодяй Глава 9 - «Молодая гвардия», как и Бандит, но от хлеба отрешаться нельзя.

Потом мне не раз приходилось созидать, как некие лагерные придурки, садисты и палачи, старались нажить дешевенькую славу хороших меценатов. Даже эсэсовец Ауфмайер обожал слыть добряком. Но Глава 9 - «Молодая гвардия» бывали и поболее парадоксальные случаи «справедливости» и «благородства». Они вершились проф правонарушителями из многокалиберной обоймы, такими как Рудольф Гесс и ему подобные. Все эти обер-палачи ликвидирование сотен тыщ людей Глава 9 - «Молодая гвардия» считали делом справедливым, обыденным и естественным, равно как и ликвидирование целых народов, отнесенных Гитлером к категории «низшей расы». И все же некие из этих душегубов обожали поиграть в «гуманность».

Так, к примеру Глава 9 - «Молодая гвардия», в блоке № 15 сектора В-1 в лагере Биркенау повсевременно находилось около тыщи малышей разных национальностей. Время от времени их скоплялось и поболее 2-ух тыщ. В этом блоке, как и во всех других Глава 9 - «Молодая гвардия», временами проводились селекции, в итоге которых истощенных сжигали в крематории. В один прекрасный момент после очередной селекции несколько 10-ов деток погрузили в грузовик и повезли. Двенадцатилетний мальчишка выпрыгнул из машины, крича отчаянным голосом, и Глава 9 - «Молодая гвардия» ринулся бежать к собственному блоку: «Я не желаю в крематорий! Я желаю работать!» У ребенка был необыкновенно сильный глас. «Я не желаю в крематорий! Я желаю работать!» — разносилось практически по всему лагерю.

В Глава 9 - «Молодая гвардия» это время поблизости находился Рудольф Гесс, Он был поражен голосом. Выяснив, в чем дело, Гесс отдал приказ накормить мальчика, промыть, одеть и выслать в центральный освенцимекий лагерь, где сделал его Глава 9 - «Молодая гвардия» своим личным лойфером. С того времени — это было в июне 1943 года — все арестанты центрального лагеря раз в день слышали необыкновенно гулкий глас мальчугана, передававшего команды и распоряжения лагерфюрера и его заместителей. Молодого курьера Глава 9 - «Молодая гвардия» отлично кормили и одевали. Мальчишка пережил Освенцим и был эвакуирован в Маутхаузен.

Был в Освенциме и «покровитель талантов» в лице головного старосты лагеря Бруно. Он прибыл в Освенцим с первой партией Глава 9 - «Молодая гвардия» узников, был первым нумерованным гефтлингом и имел порядковый освенцимекий № 1. Он был первым старостой Освенцима, потом стал лагер-эльтестером в Явожнинском лагере погибели — филиале Освенцима. Этот «почетный гефтлинг» Аушвитца обожал организовывать нечто Глава 9 - «Молодая гвардия» вроде художественной самодеятельности, в концертах мог учавствовать хоть какой арестант, обладавший неплохим голосом либо умевший плясать. Отличившихся Бруно награждал буханкой хлеба и миской баланды. Но это не мешало «поклоннику и заступнику талантов Глава 9 - «Молодая гвардия»» убивать 10-ки узников раз в день.

Жора здесь же поделил ломоть на несколько частей, отдал мне, умирающему старику, дяде Ване и кусок оставил для себя,

И я пошевелил мозгами, что недаром дал свою миску Глава 9 - «Молодая гвардия» баланды старику. Отдал я, дали и мне. Моя бабушка, бывало, гласила: голодного накорми, жаждущего напои — и для тебя сторицей воздается.

К нам подсели 10-ка три узников. Завязался общий разговор. Гласил в главном Глава 9 - «Молодая гвардия» дядя Ваня, другие слушали, время от времени вставляя слово либо фразу.

Сначала дядя Ваня соблюдал осторожность, но смысл его слов отлично понимали все: держаться сплоченнее. Видимо, в армии он был комиссаром Глава 9 - «Молодая гвардия» либо политруком, потому что скоро, забывшись, заговорил жарко, страстно о том, что мы не должны, не имеем права ожидать, пока из нас выдавят всю силу, а позже умертвят...

— Необходимо биться!..— подытожил он.

— Какая Глава 9 - «Молодая гвардия» тут может быть борьба? — зло сделал возражение долговязый арестант со шрамом на подбородке. — Здесь знай одно: прямым сообщением в крематорий!

Дядя Ваня заместо ответа оборотился ко мне:

— Вы лучше спросите этого Глава 9 - «Молодая гвардия» паренька, за что его покалечили на допросах? Расскажи людям...

— Я семь раз бежал из лагерей.

— Слышали? А это ведь мальчишка, 18-ти нет... Он не был в Красноватой Армии, не воспринимал воинскую Глава 9 - «Молодая гвардия» присягу...

Из блока один за одним начали выходить проминенты. Разговор прервался. Заспанных придурков изгнал на площадку Плюгавый. По освенцимским законам вылеживаться арестантам, даже и проминентам, не разрешалось. Только Пауль мог позволить для Глава 9 - «Молодая гвардия» себя спать сколько угодно.

Прямо за холуями вышел и сам Плюгавый. Пару раз заразно зевнул, почесался и отдал приказ строиться.




glava-8-temnoe-budushee-hristofora-kolumba-orson-skott-kard-iskuplenie-hristofora-kolumba.html
glava-8-transportnie-mashini.html
glava-8-u-lukomorya-dub-zelenij.html