Глава 9. Бронзовый и деревянный

Солнце уже село. Последние его лучи погасли па краях туч. Над землей сгущалась вечерняя тьма. Стаю Акки Кебнекайсе сумерки застигнули в пути.

Гуси утомились. Из последних сил они махали крыльями. А древняя Акка будто бы забыла об отдыхе и летела все далее и далее.

Нильс с опаской вглядывался в Глава 9. Бронзовый и деревянный мглу.

«Неужели Акка решила лететь всю ночь?»

Вот уже показалось море. Оно было таким же темным, как небо. Только гребни волн, набегающих друг на друга, блестели белоснежной пеной. И посреди волн Нильс рассмотрел какие-то странноватые каменные глыбы, большие, темные.

Это был целый полуостров из камешков.

Откуда тут эти камешки Глава 9. Бронзовый и деревянный?

Кто накидал их сюда?

Нильс вспомнил, как отец говорил ему про 1-го ужасного гиганта. Этот гигант жил в горах высоко над морем. Он был стар, и нередко спускаться по крутым склонам ему было тяжело. Потому, когда ему хотелось наловить форели, он выламывал целые горы и кидал их в море. Форель так Глава 9. Бронзовый и деревянный пугалась, что выскакивала из воды целыми сворами. Тогда и гигант шел вниз, к берегу, чтоб подобрать собственный улов.

Может быть, вот эти каменные глыбы, что торчат из волн, и накидал гигант.

Но почему же в провалах меж глыбами сверкают пламенные точки? А что, если это глаза притаившихся животных? Ну Глава 9. Бронзовый и деревянный, конечно! Голодные животные так и рыщут по острову, выглядывая для себя добычу. Они и гусей, правильно, приметили и ожидают не дождутся, чтоб свора спустилась на эти камешки.

Вот и гигант стоит на самом высочайшем месте, подняв руки над головой. Уж не тот ли это, который обожал лакомиться форелью? Может Глава 9. Бронзовый и деревянный быть, и ему жутко посреди одичавших животных. Может, он зовет стаю на помощь - поэтому и поднял руки?

А со дна моря па полуостров лезут какие-то чудовища. Одни тонкие, остроносые, другие - толстые, бокастые. И все сбились в кучу, чуть ли не давят друг дружку.

«Скорей бы уж Глава 9. Бронзовый и деревянный пропархать мимо!» - пошевелил мозгами Нильс.

И как раз в это время Акка Кебнекайсе повела стаю вниз.

- Не нужно! Не нужно! Здесь мы все пропадем! - заорал Нильс.

Но Акка как будто не слышала его. Она вела стаю прямо на каменный полуостров.

И вдруг, как будто по взмаху магической палочки, все кругом поменялось Глава 9. Бронзовый и деревянный. Большенные каменные глыбы перевоплотился в простые дома. Глаза животных стали уличными фонарями и освещенными окнами. А чудовища, которые осаждали сберегал острова, были просто-напросто кораблями, стоявшими у причала.

Нильс даже рассмеялся. Как он сходу не додумался, что книзу под ними был город. Ведь это Карлскрона! Город кораблей Глава 9. Бронзовый и деревянный! Тут корабли отдыхают после далеких плаваний, тут их строят, тут их чинят.

Гуси опустились прямо на плечи гиганта с поднятыми руками. Это была ратуша с 2-мя высочайшими башнями.

В другое время Акка Кебнекайсе никогда бы не тормознула на ночлег под самым боком у людей. Но в этот вечер выбора Глава 9. Бронзовый и деревянный у нее не было, - гуси чуть держались на крыльях.

Вобщем, крыша городской ратуши оказалась очень комфортным местом для ночлега. По краю ее шел широкий и глубочайший желоб. В нем можно было отлично спрятаться от сторонних глаз и напиться воды, которая сохранилась от недавнешнего дождика. Одно плохо - на городских крышах Глава 9. Бронзовый и деревянный не вырастает травка и не водятся водяные жуки.

И все-же совершенно голодными гуси не остались. Меж черепицами, покрывавшими крышу, застряло несколько хлебных корок - остаток пиршества не то голубей, не то воробьев. Для реальных гусей это, очевидно, не корм, но, на худенький конец, можно и сухого хлеба поклевать.

Зато Нильс Глава 9. Бронзовый и деревянный поужинал на славу.

Хлебные корки, высушенные ветром и солнцем, показались ему даже вкуснее, чем сдобные сухари, которыми славилась на весь Вестменхег его мама.

Правда, заместо сахара они были густо обсыпаны сероватой городской пылью, но это неудача маленькая.

Нильс ловко соскреб пыль своим ножичком и, разрубив корку на Глава 9. Бронзовый и деревянный маленькие куски, с наслаждением грыз сухой хлеб.

Пока он трудился над одной коркой, гуси успели и поесть, и попить, и приготовиться ко сну. Они растянулись цепочкой по дну желоба - хвост к клюву, клюв к хвосту, - позже разом подогнули головы под крылья и уснули.

А Нильсу спать не хотелось. Он забрался на Глава 9. Бронзовый и деревянный спину Мартина и, перевесившись через край желоба, стал глядеть вниз. Ведь это был 1-ый город, который он лицезрел так близко с того времени, как летит с гусиной стаей.

Время было позже. Люди уже издавна легли спать. Только время от времени торопливо пробегал какой-либо запоздалый прохожий, и шаги его Глава 9. Бронзовый и деревянный гулко разносились в тихом, недвижном воздухе. Каждого прохожего Нильс длительно провожал очами, пока тот не исчезал где-нибудь за поворотом.

«Сейчас он, наверняка, придет домой, - обидно задумывался Нильс. - Счастливый! Хоть бы одним глазком посмотреть, как живут люди!.. Самому ведь не придется уже.»

- Мартин, а Мартин, ты спишь Глава 9. Бронзовый и деревянный? - позвал Нильс собственного товарища.

- Сплю, - произнес Мартин. - И ты спи.

- Мартин, ты погоди спать. У меня к для тебя дело есть.

- Ну, что еще?

- Послушай, Мартин, - зашептал Нильс, - спусти меня вниз, на улицу. Я погуляю немножечко, а ты выспишься и позже прилетишь за мной. Мне так охото по улицам прогуляться Глава 9. Бронзовый и деревянный. Как все люди прогуливаются.

- Вот еще! Только мне и заботы вниз-вверх летать! И Мартин решительно засунул голову под крыло.

- Мартин, да ты не спи! Послушай, что я для тебя скажу. Ведь если б ты был когда-нибудь человеком, для тебя бы тоже захотелось узреть реальных людей.

Мартину стало Глава 9. Бронзовый и деревянный жаль Нильса. Он высунул голову из-под крыла и произнес:

- Хорошо, будь по-твоему. Только помни мой совет: на людей смотри, а сам им на глаза не показывайся. А то не вышло бы какой неудачи.

- Да не волнуйся! Меня ни одна мышь не увидит, - забавно произнес Нильс и от радости Глава 9. Бронзовый и деревянный даже заплясал на спине у Мартина.

- Потише, потише, ты мне все перья переломаешь! - заворчал Мартин, расправляя усталые крылья. Через минутку Нильс стоял на земле.

- Далековато не уходи! - кликнул ему Мартин и полетел наверх досыпать остаток ночи.

Нильс медлительно шел по улице, то и дело оглядываясь и прислушиваясь. Один за Глава 9. Бронзовый и деревянный одним угасали огоньки в окнах. Улицы были пустынными, тихими. И все-же Нильс знал, что за каждой стенкой, за каждой дверцей живут люди.

Вот впереди одно окно освещено. Нильс тормознул и длительно стоял в броской полосе света.

Если б можно было заглянуть через раздвинутую занавеску!

Но окно было Глава 9. Бронзовый и деревянный очень высоко, а Нильс очень мал.

Он слышал голоса, хохот. Слов разобрать он не мог, но все равно он готов был стоять и слушать хоть всю ночь, - ведь это гласили люди!

Может быть, он и простоял бы до утра, но свет в окне погас, и голоса замолкли. Означает, и Глава 9. Бронзовый и деревянный в этом доме легли уже спать.

Нильс побрел далее.

На углу, против уличного фонаря, он увидел вывеску. Большенными знаками на ней было написано: АПТЕКА. Вот если б нашлось такое лечущее средство, от которого Нильс сходу бы вырос! Пусть бы это лечущее средство было горьковатое, как полынь, - Нильс испил бы Глава 9. Бронзовый и деревянный, не поморщившись, целую бутылку. Если нужно, так испил бы и две бутылки! Только где такое лечущее средство взять?!

На другом углу была лавка, и над ней висел большой золотой крендель. Нильс не мог оторвать от него глаз. Хотя бы кусок такового кренделя испытать! Да что кренделя! Обычного бы хлеба Глава 9. Бронзовый и деревянный кусок!

Нильс тяжело вздохнул и зашагал далее.

Он сворачивал с улицы на улицу, пока в конце концов не вышел на огромную площадь.

Наверняка, это была самая основная площадь во всем городке.

Нильс осмотрелся по сторонам. В этот поздний час на площади не было ни 1-го человека, если не считать Глава 9. Бронзовый и деревянный за человека бронзовую скульптуру, стоявшую на высочайшей каменной тумбе.

«Кто бы это мог быть?» - задумывался Нильс, расхаживая вокруг тумбы.

Вид у Бронзового был очень принципиальный - длиннющий камзол, ботинки с пряжками, на голове треуголка. Одну ногу он выставил вперед, точно собирался сойти с пьедестала, а в руке держал толстую палку Глава 9. Бронзовый и деревянный. Не будь он изготовлен из бронзы, он, наверняка, издавна бы пустил эту палку в ход. На лице у него так и было написано, что спуску он никому не даст: нос крючком, брови нахмурены, губки поджаты.

- Эй ты, пугало бронзовое! - кликнул ему Нильс. - Ты кто таковой? Да не смотри на меня Глава 9. Бронзовый и деревянный так сурово! Я тебя нисколечко не боюсь.

Нильс нарочно гласил так храбро, так как по сути сердечко у него замирало от испуга. Этот пустой притихший город. Черные, как будто ослепшие, дома. Этот Бронзовый, который, казалось, не сводил с Нильса глаз. Здесь всякому станет не по для себя!

И Глава 9. Бронзовый и деревянный чтоб как-нибудь подбодрить себя, Нильс кликнул;

- Что все-таки ты молчишь? Ну хорошо, не хочешь говорить - и не нужно. Доскорого свидания. Счастливо оставаться!

Нильс помахал Бронзовому рукою и отправился далее. Он обошел всю площадь и свернул на широкую улицу, которая вела к гавани.

И вдруг он насторожился. Кто Глава 9. Бронзовый и деревянный-то медлительно и тяжело шел за ним. Каждый шаг был как удар кузнечного молота о наковальню. От каждого шага содрогалась земля и звенели стекла в домах.

«Бронзовый!» - мелькнуло в голове у Нильса.

И ему стало так жутко, что он ринулся бежать куда глаза глядят. Он добежал до конца одной Глава 9. Бронзовый и деревянный улицы, позже свернул в другую, позже в третью.

На крыльце какого-то дома он присел, чтоб незначительно передохнуть.

Шаги слышались сейчас кое-где вдали.

- И чего это я так ужаснулся? - успокаивал себя Нильс. - Может, он просто гуляет. Надоело стоять, вот он и пошел пройтись. Что здесь особого? Да я Глава 9. Бронзовый и деревянный ему ничего отвратительного и не произнес.

Нильс прислушался.

Здесь за углом точно стукнул набат - так гулко и звонко застучали по камням стопудовые сапоги.

Бронзовый шел прямо на Нильса. Он шел, не сгибая колен, не поворачивая головы, и застывшим взором смотрел впереди себя.

«Куда бы спрятаться? - задумывался Нильс, растерянно оглядываясь. - Куда бы Глава 9. Бронзовый и деревянный спрятаться?»

Но все двери в домах были плотно заперты, негде укрыться, негде спастись.

И вдруг Нильс увидел на другой стороне улицы старенькую, полуразвалившуюся древесную церковь. От времени стенки ее покосились, крыша съехала набок, и, наверняка, вся церковь издавна бы рассыпалась, если бы старенькые коренастые клены не подпирали Глава 9. Бронзовый и деревянный ее своими разросшимися ветвями.

«Вот где я спрячусь! - обрадовался Нильс. - Залезу на самую вершину дерева, тогда меня хоть до завтра отыскивай - не найдешь».

И Нильс ринулся через дорогу.

Он был уже практически у самой цели и только сейчас увидел, что на церковной паперти стоит некий человек. Человек этот в Глава 9. Бронзовый и деревянный упор смотрел на Нильса и подмигивал ему одним глазом.

Нильс совершенно растерялся.

Что сейчас делать? Куда деваться?

Вспять бежать - Бронзовый его, как муху, раздавит, вперед идти - может, еще ужаснее будет. Кто его знает, почему этот человек подмигивает? Будь у нею не плохое на уме, он бы по-хорошему и Глава 9. Бронзовый и деревянный говорил, а не мигал.

Но в это время кое-где совершенно близко загремели, загрохотали бронзовые сапоги.

Раздумывать было некогда, и Нильс двинулся вперед.

А человек на паперти стоял все так же бездвижно. Он подмигивал Нильсу то одним глазом, то другим, кивал ему, но с места не сходил. И всякий раз, когда Глава 9. Бронзовый и деревянный он наклонял голову, раздавался легкий скрип, точно кто-то садился на рассохшуюся табуретку.

«Кажется, он не таковой уж сердитый. Даже будто бы улыбается, - пошевелил мозгами Нильс, подходя к нему поближе. - Да что это! Ведь он же древесный!»

И правильно, человек этот с ног до головы был из Глава 9. Бронзовый и деревянный дерева. И борода у него была древесная, и нос древесный, и глаза древесные. На голове у древесного человека была древесная шапка, на плечах древесная куртка, перетянутая древесным поясом, на ногах древесные чулки и древесные ботинки.

Одна щека у древесного человека была красноватая, а другая сероватая. Это оттого, что Глава 9. Бронзовый и деревянный на одной щеке краска облупилась, а на другой еще держалась.

На древесной его груди висела древесная дощечка. Прекрасными знаками, увенчанными различными закорючками, на ней было написано: «Прохожий! На твоем пути Смиренно я стою. Монетку в кружку опусти - И будешь ты в раю!»

В левой руке Древесный держал огромную кружку - тоже Глава 9. Бронзовый и деревянный древесную.

«Вот оно что! - помыслил Нильс. - Он, означает, подаяние собирает. То-то он меня так подзывал! Отлично, что у меня есть монетка. Отдам-ка ее! Все равно она мне никогда не пригодится».

И Нильс полез в кармашек за вороньей монеткой.

Древесный сходу додумался. С протяжным скрипом и потрескиванием он Глава 9. Бронзовый и деревянный наклонился и поставил перед Нильсом свою кружку.

А томные удары бронзовых подошв гремели уже совершенно за спиной.

«Пропал я!» - поразмыслил Нильс.

Он с радостью сам залез бы в кружку для монет. Да, на неудачу, отверстие было очень узеньким даже для него.

А Древесный как будто сообразил Нильса. Что-то снова заскрежетало Глава 9. Бронзовый и деревянный у него снутри, и древесная рука опустилась к самой земле.

Нильс вскочил на широкую, как лопата, ладонь. Древесный стремительно поднял его и посадил к для себя под шапку.

И как раз впору! Из-за угла уже вышагивал Бронзовый!

Примостившись на маковке собственного древесного спасателя, Нильс с Глава 9. Бронзовый и деревянный страхом ожидал, что будет далее.

Через щели в старенькой, рассохшейся шапке Нильс увидел, как подходил Бронзовый. Он высоко выкидывал ноги, и от каждого шага искры выбивались из-под его подошв, а камешки мостовой глубоко вдавливались в землю. Бронзовый был очень зол.

Он впритирку подошел к Древесному и, стукнув палкой, тормознул. От Глава 9. Бронзовый и деревянный удара тяжеленной палки задрожала земля, и Древесный так зашатался, что шапка вкупе с Нильсом чуть ли не съехала у него на затылок.

- Кто ты таковой? - прогремел Бронзовый. Древесный вздрогнул, и в его древнем теле что-то затрещало. Он дал честь, позже растянул руки по швам и скрипучим Глава 9. Бронзовый и деревянный голосом ответил:

- Розенбум, ваше величество! Прошлый старший боцман на линейном корабле «Дристигхетен». В сражении при Фербелине два раза ранен. По выходе в отставку служил церковным охранником. В тыща 600 девяностом году скончался. Потом был вырезан из дерева и поставлен заместо кружки для милостыни.

У этой паперти святой

Стою, как на часах.

Мой Глава 9. Бронзовый и деревянный останки под каменной плитой.

Душа на небесах.

Древесный опять дал честь и застыл.

- Я вижу, ты славный боец, Розенбум. Жалко, что я не успел представить тебя к заслуге, пока меня не водрузили на эту тумбу среди площади.

- Премного признателен, - снова козырнул Древесный. - Всегда готов служить верой и правдой собственному королю и Глава 9. Бронзовый и деревянный отечеству!

«Так, означает, это повелитель! - испугался Нильс и даже съежился под шапкой.

- А я его пугалом обругал!..»

- Послушай, Розенбум, - опять заговорил Бронзовый. - Ты должен сослужить мне еще одну, последнюю службу. Не лицезрел ли ты мальчишку, который бегает здесь по улицам? Сам он не больше воробья, зато Глава 9. Бронзовый и деревянный дерзок не по росту. Ты задумайся только, этот мальчик не знал, кто я таковой! Нужно его хорошо проучить.

И Бронзовый опять ударил палкой.

- Так точно, ваше величество! - проскрипел Древесный.

Нильс похолодел от испуга. «Неужели выдаст?!»

- Так точно, лицезрел, - повторил Древесный. - 5 минут вспять пробегал тут. Показал мне нос, ну и был Глава 9. Бронзовый и деревянный такой. Я хоть и обычной боец, а все таки грустно.

- Куда же он побежал, Розенбум?

- Осмелюсь доложить, побежал к старенькой корабельной верфи - Ты поможешь мне разыскать его, Розенбум, - произнес Бронзовый. - Идем быстрее. Нельзя терять ни минутки. Еще до восхода солнца я должен возвратиться на свою тумбу. С того времени как Глава 9. Бронзовый и деревянный я стал монументом, я могу ходить только ночкой. Идем же, Розенбум!

Древесный жалобно заскрипел всем своим телом.

- Всеподданнейше ходатайствую перед вашим величеством об оставлении меня на месте. Хотя краска где-то еще держится на мне, но снутри я весь прогнил.

Бронзовый позеленел от злобы.

- Что! Бунтовать? - загрохотал Глава 9. Бронзовый и деревянный он и, размахнувшись, стукнул Розенбума палкой по спине.

Щепки так и полетели во все стороны.

- Эй, не дурачься, Розенбум! Смотри, ужаснее будет.

- Так точно, ужаснее будет, - скрипнул Розенбум и замаршировал на месте, чтоб размять свои древесные ноги.

- Шагом марш! За мной! - скомандовал бронзовый повелитель и затопал по улице.

А за Глава 9. Бронзовый и деревянный ним, потрескивая и поскрипывая, двинулся древесный боец.

Так шествовали они через весь город, до самой корабельной верфи: Бронзовый - впереди, Древесный - сзади, а Нильс - у Древесного па голове.

У больших ворот они тормознули. Бронзовый легонько стукнул по большущему висящему замку. Замок разлетелся на маленькие куски, и ворота с лязгом раскрылись.

Через щелочку Глава 9. Бронзовый и деревянный в шапке Нильс увидел старенькую верфь. Это было истинное корабельное кладбище. Старенькые, допотопные суда с пробоинами в раздутых боках лежали тут, как выброшенные на сушу рыбы. На почерневших от времени стапелях застряли затрепанные бурей шхуны с обвисшими рваными парусами, с перепутавшимися, точно сеть, снастями. Всюду валялись заржавелые Глава 9. Бронзовый и деревянный якоря, бухты полуистлевших канатов, покореженные листы корабельного железа.

У Нильса даже глаза разгорелись - настолько не мало здесь было увлекательного. А ведь он лицезрел только то, что было справа, так как в шапке, под которой он посиживал, с левой стороны не было ни одной щелочки.

- Послушай, Розенбум, мы же не Глава 9. Бронзовый и деревянный найдем его тут! - произнес Бронзовый.

- Так точно, ваше величество, не найдем, - произнес Древесный.

- Но мы должны его отыскать, Розенбум, - загремел Бронзовый. - Так точно, должны, - проскрипел Древесный.

И они двинулись по шатким мосткам. От каждого их шага мостки содрогались, трещали и прогибались.

По пути Бронзовый переворачивал ввысь дном каждую Глава 9. Бронзовый и деревянный лодку, сокрушал корабельные мачты, с грохотом разбивая старенькые ящики. Но нигде - ни под лодками, ни в ящиках, ни под мостками, ни на мачтах - он не мог отыскать дерзкого мальчишку. И нехитро, так как мальчик этот преспокойно посиживал под шапкой на голове старенького бойца Розенбума.

Вдруг Бронзовый тормознул.

- Розенбум, узнаешь Глава 9. Бронзовый и деревянный ли ты этот корабль? - воскрикнул он и растянул руку.

Розенбум оборотился всем корпусом вправо, и Нильс увидел какое-то большущее корыто, обшитое по бокам заржавелым железом.

- Узнаешь ли ты этот славный корабль, Розенбум? Взгляни, какая великодушная линия кормы! Как гордо поставлен нос! Даже на данный момент видно, что это Глава 9. Бронзовый и деревянный был царский фрегат. А помнишь, Розенбум, как славно палили на нем пушки, когда я ступал на его палубу?

Бронзовый замолчал, мечтательно смотря на старенькый, развалившийся корабль с развороченным носом и разбитой кормой.

- Да, много он лицезрел на собственном веку, мой старенькый боевой товарищ, - произнес Бронзовый. - А сейчас он лежит Глава 9. Бронзовый и деревянный тут, как обычная баржа, всеми заброшенный и позабытый, и никто не знает, что сам повелитель прогуливался когда-то по его палубе.

Бронзовый тяжело вздохнул.

Слезы, огромные, круглые, как пули, медлительно потекли из его бронзовых глаз.

И вдруг он ударил палкой, выпрямился, колесом выпятил грудь.

- Шапки долой, Розенбум! Мы должны дать последний долг Глава 9. Бронзовый и деревянный очевидцу нашей былой славы. - И широким величавым движением руки Бронзовый снял свою треуголку. - Честь и слава погибшим! Ура! - громовым голосом заорал он.

- Урр-ра! - заорал Древесный и сорвал с головы свою шапку.

- Урр-ра! - заорал вкупе с ними Нильс и притопнул ногой на голове у Розенбума.

Прокричав троекратное «ура Глава 9. Бронзовый и деревянный!», Бронзовый с легким гулом надел свою треуголку и оборотился.

И здесь его бронзовое лицо потемнело так, что стало похоже на чугунное.

- Розенбум! Что у тебя на голове? - наизловещим шепотом проговорил он.

А на голове у Розенбума стоял Нильс и, забавно приплясывая, махал Бронзовому рукою.

От ярости слова застряли Глава 9. Бронзовый и деревянный у Бронзового в горле, и он только задвигал челюстями, силясь что-то сказать. Вобщем, он мог говорить и без слов - ведь у него была отменная бронзовая дубинка. Ее-то он и пустил в ход.

Ужасный удар обвалился на голову Древесного. Из треснувшего лба взвился целый столб пыли и Глава 9. Бронзовый и деревянный трухи. Ноги у Древесного подкосились, и он упал на землю.

Когда все затихло, Нильс осторожно вылез из-под груды щепок. Бронзового и след простудился, а на востоке из-за леса мачт вырывались красноватые лучи восходящего солнца.

Нильс с грустью поглядел на кучу обломков - это было все, что осталось от Древесного Глава 9. Бронзовый и деревянный.

«Да, не промахнись его величество, и моим бы косточкам здесь лежать, - пошевелил мозгами Нильс. - Бедный Розенбум! Если б не я, проскрипел бы ты, наверняка, еще годик-другой.»

Нильс заботливо собрал разлетевшиеся во все стороны щепки и сложил их вкупе ровненькой горкой.

Построив монумент собственному погибшему товарищу, Нильс побежал к воротам Глава 9. Бронзовый и деревянный.

«Не запоздать бы мне! - с беспокойством задумывался он, посматривая на светлевшее небо. - Пока я разыщу ратушу, солнце, пожалуй, совершенно взойдет. А вдруг Мартин и по правде улетит без меня?»

Он выскочил за ворота и побежал по улицам, стараясь припомнить, где он блуждал ночкой. Но утренний свет все изменил Глава 9. Бронзовый и деревянный, все смотрелось сейчас по-иному, и Нильс ничего но узнавал. Он свернул в один переулок, в другой и, сам того не ждя, выбежал прямо к ратуше.

Не успел он отдышаться, как перед ним уже стоял Мартин.

- Ну, сейчас ты молодец. Послушался меня, далековато не прогуливался, - похвалил его Мартин.

Нильс ничего Глава 9. Бронзовый и деревянный не ответил. Он не желал разочаровывать собственного друга.

Когда свора пролетала над площадью, Нильс поглядел вниз.

На высочайшей каменной тумбе стоял Бронзовый. Видно было, что он очень спешил и поспел на место в самую последнюю минутку. Камзол его был расстегнут, треуголка сбилась на затылок, а палка торчала Глава 9. Бронзовый и деревянный под мышкой.

- Прощайте, ваше бронзовое величество! - кликнул Нильс.

Но Бронзовый молчал.

Может быть, он не слышал, а если и слышал, все равно ничего не мог сказать.

Ночь прошла. Начался новый денек.


glava-9-beregis-zoni-kniga-posvyashaetsya-vsem-yunim-lyubitelyam-kompyuternih-igr-i-prezhde-vsego-alyoshe-pervushinu.html
glava-9-blizkij-chelovek-3-glava.html
glava-9-blizkij-chelovek-8-glava.html